Конкурс «Волшебная скрижаль 2021» проза — работа 14С

Представляем участника Большого детского литературного конкурса «Волшебная скрижаль-2021» в номинации «проза»

Возрастная категория «С». Работа — 14С «Горький вкус надежды» — Гаврюшина Арина (псевдоним Арина Грин), 17 лет. (+10 баллов)

Арина Гаврюшина (псевдоним Арина Грин) с 7 лет пишет стихи. Но не так давно она успешно попробовала себя в прозе.
2019 год – почётный диплом Международной литературной премии им. В.В. Бианки (рассказ «Сохраним то, что любим»).
2020 год — диплом Всероссийского конкурса «Моя семейная реликвия» (рассказ «Страницы прошлого листая»).
В 2021 году Арина получила диплом победителя Международного конкурса детского творчества «Море творчества и милосердия» в номинации «Проза», а её рассказ «Навстречу заходящему солнцу» стал лауреатом IV литературного конкурса им. Ивана Савина.


Конкурсное произведение эссе — «Горький вкус надежды»
Снег валил крупными хлопьями. Казалось, небосвод вышел из берегов и теперь обрушился шумными потоками в распахнутые ладони заиндевевших площадей. Петроград с наслаждением припал к этой небесной чаше, пытаясь запить кровавый привкус минувшего 1917 года. В эту ночь его сердце, как никогда, сжалось от чувства безысходного одиночества.
Неожиданно его внимание привлёк еле различимый силуэт собаки, медленно плывущей по безлюдной улице. Она покорно брела на поводке у случайности и напоминала Россию в эти послереволюционные дни, когда всё строившееся столетиями было уже разрушено, а новое ещё не построено. Течение вынесло её к заброшенной церкви, смотревшей невидящими проёмами тёмных окон в одну ей видимую даль.
Тишина оглушающе звенела в чёрных подворотнях.
Вдруг собака прислушалась. Замер изумленный Петроград. Смех? Не может быть! Ребёнок?
Да, это был мальчик. Лет пяти. Что-то лепит, весело проваливаясь в огромные тучные сугробы, возвышающиеся у деревянной храмовой стены. Один... Тоже один!
Посреди сиротливой вековой страны, на краю старого города глаза маленького человека и взрослой собаки встретились.
— Ты ничей? (наклон головы)
— Я тоже. (улыбка)
— В детском доме все ещё спят, а я вот сбежал. Там заплещают снеговиков лепить, говолят, мол, калоши потеляем, а я хочу... (тихий вздох)
— Ты, голодный?
Малыш на секунду задумался. Потом расстегнул коротенькое пальтишко и достал чёрствую горбушку. Разломал пополам:
– На вот, ешь. Тёть Люба дала.
Вторую половинку малыш положил себе в рот.
Собака и мальчик медленно жевали горький чёрный хлеб, такой сладкий посреди этой жестокой январской стихии! Может быть потому, что он был со вкусом добра и надежды. Надежды на лучшее.
Петроград вдруг подумал, что всего через час — рассвет. И снег уже не такой колючий. И вдруг захотелось поверить, что обязательно вернётся с войны папа мальчика, и ещё сотни тысяч таких же отцов, братьев, мужей. И расправит крылья весна. И будет восстановлен храм любви и добра. И воздух наполнится запахом ладана и лопающихся почек. И на Пасху звон колоколов поможет воскреснуть очерствевшим, замёрзшим душам людей. А маленькие ручки слепят снеговика, и построят будущее, в котором никто никогда не сможет удивиться детскому смеху.


Арина, приветствуем. Какое счастье жить в мире. И счастливые дети и взрослые создадут еще много много всего самого наилучшего.

Согласно условиям конкурса (п.5; п.8.1) работа получает +10 баллов

Желаем удачи в конкурсе.

 

Друзья, поддержите участника конкурса в комментариях. Приглашайте своих друзей поддержать Поделитесь ссылкой на работу участника в соцсетях со своими друзьями.

 

Правила конкурса
Страница конкурса 2021 (вся информация по конкурсу)
Работы участников конкурса — 2021
Архив конкурсов

 

 

Комментарии 3

  • Надо сказать, что ювелирная работа — писать на исторические темы. Только попытаешься на миллиметр отклониться от точности фактов или замаскировать незнание чего-то за размытыми формулировками со свободным толкованием, так вся выстраиваемая тобой картина бодро рушится в глазах читателя. Арина, если вы не против, укажу вам на некоторые фактологические невнятности в вашем рассказе. Место и время действия мы знаем — Петроград, январь 1918 года, — а дальше пишется, что мальчик ждет возвращения отца с войны. Здесь неплохо было бы уточнить какая война имеется в виду. Первая Мировая для России на тот момент еще на закончилась, а Гражданская уже началась, и подавляющее большинство демобилизованных и дезертировавших с первой пополнили ряды одной из сторон конфликта во второй. Причем, для участвовавших с белой стороны, как мы сейчас уже знаем, возвращение с войны вылилось в перспективу, не дающую право на надежду. В общем, никакого криминала, конечно, нет в упоминании про возвращение отца с войны, однако в контексте оно такой противоречивый смысловой клубок за собой тянет, что надо либо эту тему развивать, либо не упоминать совсем.

    Вот еще одна ваша фраза — «в детском доме все ещё спят, а я вот сбежал». Насколько помнится, в то время детские дома назывались иначе -"сиротскими приютами", «воспитательными домами», «домами призрения малолетних», как-то так примерно. Сама судьба мальчика — отец на войне, мама умерла, а ребенок попал в детский дом — могла бы быть типичной во времена Великой Отечественной войны. В Первую мировую характерная судьба была бы иной — отец на войне, мама умерла, а ребенка забрали родственники, соседи или другие добрые люди. А в приюты лучше было не попадать, из-за болезней, плохого ухода и недоедания в них выживало не более трети воспитанников. Поэтому там в основном содержались дети, которых тайно подкидывали сразу после их рождения, кто и где их родители такие дети не знали никогда, к сожалению.

    «Течение вынесло её (собаку) к заброшенной церкви, смотревшей невидящими проёмами тёмных окон в одну ей видимую даль» — вот еще одна дискуссионная фраза. В январе 1918 года представить заброшенный храм никак не получается. Наоборот, на фоне тревожных событий в народе происходил в тот момент подъем религиозности, Церковь только почувствовала свободу, до грабежа и разрушения храмов впереди еще целое десятилетие, до расстрела новомучеников — почти два. Можно слить на петроградские бои, но они были довольно адресными. Примкнувшие к революционной массе бандиты громили преимущественно богатые дома и полицейские участки, и хотя несколько колоколен обстреляли из-за ложных слухов о будто бы засевших там снайперах, но о заброшенности и разрухе в храмах все-таки речи не идет.

    Соглашусь, что необязательно было придираться к исторической стороне произведения, конкурс-то литературный. Поэтому я от души желаю вам удачи в нем! А всяким занудам в следующий раз отвечайте, что это стиль постмодерн.

  • Рассказ хороший. Если Петроград задумывался как главный герой, то хорошо вдвойне, но это не настолько очевидно, чтобы не нужно было до того самостоятельно додумываться. Язык произведения красивый, насыщенный (возможно, даже слегка пересыщенный) образами и метафорами. Правда две из них лично в моем восприятии выбились из пойманного ритма: «собака брела на поводке у случайности» и «хлеб со вкусом добра и надежды», но это на вкус и цвет товарища. К системе образов претензий нет, хотя не покидает ощущение их неоригинальности. Собака, к примеру, враз отсылает к первой главе «Собачьего сердца» и оттуда уже не отпускает. Самое основное, мне не хватило здесь сюжета, если он предполагался, конечно.

  • Отлично! Шикарно! Прекрасный слог и стиль! Захвалить не боюсь, всё правда. Удачи и великих вершин!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.