Конкурс сказок на «Волшебной скрижали» — работа 51

Представляем участника конкурса сказок «Чужих детей не бывает»

51 — «Неугасимое солнце» Вербовая Ольга Леонидовна, г. Балашиха, 34 года


Ольга Леонидовна написала нам: Пишу рассказы и сказки со школьной скамьи: о людях, об окружающей жизни, о добре и зле, о справедливости и вероломстве, о верности и предательстве


Конкурсное произведение — «Неугасимое солнце»

Когда Люциус появился в Серых Тучах, в городке стало светлее. Откуда он появился, никто не знал. Некоторые говорили, что Люциус — путешественник, нашедший, наконец, приют в Серых Тучах, некоторые считали его изгнанником, впавшим в немилость у себя на родине. Сам же Люциус на все расспросы отшучивался, и вскоре его перестали об этом спрашивать.
По утрам Люциус неизменно просыпался с улыбкой, напевая себе под нос весёлую песенку, гладил Гелия по рыжей шёрстке, завтракал и шёл в свою мастерскую, где лепил из воздуха и пламени маленькие солнышки. По ходу нередко разговаривал с Гелием, который любопытными глазищами наблюдал, что делает хозяин.
С утра приходили заказчики, и Люциус аккуратно заворачивал горячие жёлтые шарики, улыбаясь и желая им доброго дня и побольше света и тепла в доме. Одни приходили нечасто, другие же — почти каждый день, жаловались, что солнышки быстро угасают. Тогда мастер принимался изготавливать новые.
В один прекрасный день к Люциусу, робко постучавшись, пришла незнакомая девушка.
 — Входите, — ответил мастер с улыбой.
Она была худенькой и очень милой. Золотые волосы, большие глаза, детское, наивное личико. Вошла и встала, удивлённо разглядывая мастера. Люциус уже привык, что именно так смотрят на него новые посетители. Наслушавшись про талантливого солнечного мастера, многие ожидают увидеть седого старика и очень изумляются, когда вместо него видят перед собой молодого человека с тёмными кудрями.
 — Добрый день. Могу я чем-нибудь помочь?
 — Я Эльза, новая служанка купца Бранденбурга. Хозяин велел мне заказать ещё солнышек. Прежние быстро погасли.
 — А я-то думаю, почему фрау Дитрих уже который день не приходит. Стало быть, её уволили?
 — Да, — ответила Эльза. — Хозяин говорит, она была уже стара и не так расторопна.
 — Хорошо, сделаю ему солнышки. А для себя не хочешь?
 — Я бы с радостью, но...
Люциус давно знал, что купец Бранденбург не слишком щедр, когда речь идёт о жаловании для слуг, поэтому с них, как и со всех бедняков, брал за свою работу очень немного.
Из мастерской Эльза выходила с полной корзиной солнышек для хозяина и с одним маленьким для себя.

Через два дня Эльза снова отправилась к Люциусу. Солнышки хозяина погасли. Только в её каморке жёлтый шарик светил и согревал по-прежнему. Не погас он и через неделю, когда солнышки хозяина снова пришлось менять. И даже через месяц солнышко Эльзы продолжало дарить свет и тепло, словно было только что изготовлено.
Проведал об этом хозяин, напустился на девушку:
 — Почему мои солнца гаснут, а твоё всё ещё светит? Отвечай, негодница!
 — Я не знаю, — ответила удивлённая Эльза.
 — Заберу-ка я твоё. Не дело, чтобы у слуг было солнце лучше, нежели чем у господина!
Но на следующий день Эльзино солнце погасло в покоях купца.
Люциус, узнав об этом, сделал для неё другое солнышко.
 — Моё, моё! — закричал купец, едва девушка переступила порог дома. — А себе возьми вот это, — он протянул ей одно из хозяйских солнышек.
Солнце, что предназначалось для Эльзы, прослужило купцу ровно три дня, когда то, которое ей досталось, всё ещё оставалось тёплым и светлым.
 — Вот это — моё! — закричал купец, забирая у неё солнце.
Взамен протянул ей другое, уже почти погасшее.
Оказавшись в каморке у Эльзы, оно ожило, вновь засияло ярким светом, излучая теплоту.
Тогда разгневанный купец отправился к Люциусу:
 — Что ж ты, негодяй ты эдакий, для какой-то служанки делаешь на совесть, а мне подсовываешь дрянной товар?
 — Ничего не знаю, господин купец, — отвечал Люциус. — Я для всех делаю одинаково, с душой.
 — Тогда почему мои солнца быстро гаснут, а у служанки светят, как новые?
 — Так солнце, господин купец, надо питать. Добротой и любовью. Иначе оно будет гаснуть.
 — Ничего не желаю слушать! Если ты, негодник, завтра же не сделаешь для меня такое солнце, чтоб не гасло, я на тебя мэру, а то и самому королю, пожалуюсь!
 — Хорошо, господин купец. Сделаю такое, чтоб не гасло. Только это займёт два дня.

Через два дня неугасимое солнце было готово.
 — Только Вы, господин купец, будьте осторожнее. Где любовь и добро, оно будет тёплым и ласковым, но где злоба и ненависть...
 — Пусть только попробует погаснуть! — перебил Люциуса Бранденбург. — Головой ответишь, имей в виду!
Но солнце не погасло ни через день, ни через два. Обрадованный хозяин продолжал жить как прежде: бранился с хозяйкой и распекал слуг по поводу и без. А солнце всё не гасло.
Через три дня в покоях купца стало нестерпимо жарко, и он, обливаясь потом, ещё пуще принялся бранить слуг. Раздражать его стала даже белая ангорка Кэт, которая принялась ластиться к его ногам.
 — Пошла прочь, тварь! — закричал он, пнув несчастную со всей силы. — И без тебя жарюсь, как на сковородке!
Кэт с жалобным мяуканьем полетела к стене. Вошедшая Эльза ловко подхватила её на руки, стала гладить, утешать.
Купец, увидев это, наотмашь ударил её по лицу:
 — Ах ты, негодница! Кошку пожалела, а хозяин, значит, пусть пропадает! Вон из моего дома вместе с этой тварью! Чтоб ноги твоей здесь больше не было!
Эльза ушла, забрав с собой Кэт и своё солнце. Краем уха услышала, как хозяин упрекает жену, что та совсем распустила слуг, те места своего не знают. Та в ответ кричала, что он, старый дурак, сам всех замучил, и что если бы не богатство, она бы вовек не стала его женой.
Но не видела девушка, как неугасимое солнце, всё больше распаляясь от злости хозяев, стало нестерпимо горячим...

На следующий день, когда Эльза зашла в мастерскую с Кэт и солнышком, Люциус не скрывал своей радости:
 — Эльза, ты живая? Слава всем святым! Все Серые Тучи только и говорят про страшный пожар в доме купца Бранденбурга. Я уж думал, ты погибла. Проходи же. Будь моей гостьей.
Через минуту девушка сидела на лавке и смотрела на очаг, в котором, переливаясь золотыми лучами, ярко горело солнышко. Возле очага Гелий ублажал Кэт, мурлыкая ей о любви.
 — Скажи, Люциус, а давно у тебя это солнце?
 — Ещё с детских лет, — гордо ответил мастер. — Я его сам сделал, под присмотром отца. И до сих пор оно не гаснет.
 — Оно тоже неугасимое? — спросила девушка.
 — Нет, самое обычное... Видишь ли, Эльза, одному мне трудно справляться с кучей заказов, нужен подмастерье. Только я никак не мог найти подходящего. А ты пришла, солнце засияло ещё ярче. Хочешь остаться в качестве подмастерья?
 — Я... я попробую, — ответила Эльза, и в её больших глазах отразилось солнце.


Ольга Леонидовна, приветствуем. Только любовью и добром можно светить. Желаем удачи в конкурсе.

 

Друзья, поддержите участника конкурса в комментариях. Приглашайте своих друзей поддержать Поделитесь ссылкой на работу участника в соцсетях со своими друзьями.

 

На страницу конкурса сказок «Чужих детей не бывает»
еще ссылки
Страница детского литературного конкурса 2020 (вся информация по конкурсу)

 

 

Комментарии 7

  • Спасибо за отзыв! Рада, что Вам понравилось!

  • Интересная сказка. Читается легко. Занимательный сюжет. Солнце,как живое.

  • Тёплая сказка! 🙂

    • Простите, Дарья! Отвечала Вам, но почему-то коммент получился наверху.

  • Сказка понравилась. Неспешная, спокойная и поучительная история.

    Понравился сюжет — хорошо выстроен. Диалоги живые. Слог образный.

    Несколько смутило имя купца — Бранденбург, т.к. рождает иные ассоциации, связанные с одноименной землей в Германии. Слегка бы изменить имя, и эта надоедливая ассоциация уйдёт и не будет отвлекать от чтения сказки.

    На мой взгляд, немного запутанно звучит словосочетание «Эльзино солнце».

    Автор, удачи!

    • Спасибо за отзыв! Рада, что Вам понравилось! А про Бранденбург я вообще не подумала. Просто в одном бразильском сериале была графиня Бранденбургская, поэтому я как неискушённая в немецких фамилиях просто дала купцу такую же. Хотя та графиня всё-таки не была такой злючкой. А вообще я эту сказку на основании одного сновидения написала. Приснилось мне как-то, будто один мой знакомый лепил маленькие солнышки из газа и пламени. И я, когда писала про Люциуса, визуально представляла именно его.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.