Шестакова Софья — творчество

Назад на творческие страницы

Шестакова Софья (2002 г.)

г. Пенза

Творчество для меня – это способ расслабиться и отправиться в мир чувств и эмоций, оторваться от материального мира. Меня вдохновляют природа, интересные наблюдения и нестандартные ситуации из жизни. Я непостоянна, поэтому, быть может, неординарна, но стремлюсь стать самодостаточной. Когда я пишу, чувствую себя сильнее.

 

* * *
Питает душу
Ноябрь свежий.
Идеи те же
Сознанье душат.
В нем им не место –
Узнал недавно.
Все слишком плавно,
Что даже лестно.
В нем нет сюжета,
В нем нет интриги,
Есть только книги
С хандрой поэта.

Поэтам
В мечтах о затворничестве
Совместно утоплены.
Мы — ушлые гоблины,
Погрязшие в творчестве.
Глотая амбиции –
Врожденное перчиво –
Бредем недоверчиво
По рваным традициям.
В болоте теряемся
Людского бездушия,
Отчаяньем глушимся,
А с счастием – маемся.
Навязано – вышвырнуть,
Дано – проповедовать:
Достало советовать,
Так криком услышан будь!

В убранной комнате
Умерли бабочки
На подоконнике.
Радости — в рамочках,
Горечи — в хрониках.
В Уренгой-комнате
Холод свечения.
«Мне, что уж, полноте,
Нужно лечение.
Для профилактики
Не отрезвиться и
Слиться с галактикой,
С бледными лицами.
С теми, чьи чувства лишь
Глухо-приемные».
«Жить, ты что думаешь,
Так интереснее?
Без понимания,
Без осязания,
Мира познания,
Жизни касания?..»

Май
Цвет сирени бьет копытом,
В чистых травах ржет лукаво,
Родственник страстей забытых,
Слез и счастий конь двуглавый.
Где покой, не зрит порядка.
Где расстрой, не терпит хаос.
Топчет душ фатальных грядки,
Однозначность щиплет за нос.
Зной в хвосте и свежесть в гриве –
По шерстинкам ветер льется,
Дикий, ласково-игривый.
От людей стремглав несется.

Мятная классика
Сегодня я взволнована, и нужно что-то, что успокоило бы меня. Я пришла домой и, пытаясь обрести гармонию, стала заваривать зеленый чай. Мне необходимо было ощутить кисловатый аромат природы, а горячая вода очистила бы мой организм.
Я нашла всевозможные баночки с сухими листьями.
БАДАН – первая банка. Бордовые снизу и зеленые сверху пластинки были крупными и пахли гранатом. Я закрыла глаза, сунула руку внутрь, схватила горсть, приятную на ощупь, и сыпанула в пиалу.
Следующая банка – МАЛИНА…нет, не сейчас. Ее листья источают возбуждающий аромат. Такой ингредиент замечательно подходит для чайной церемонии после полудня или жарким утром.
ЧЕРНАЯ СМОРОДИНА – такая надпись вещала о содержимом третьей банки. Я отвернула крышку и принюхалась… летний, терпкий запах. Снова не совсем то. Но я все же запустила руку в душистую сизо – зеленую стружку и достала щепотку. «Легкая горечь должна добавить мне уверенности … в жизни…», — подумала я.
Я прислушалась к беспокойному сознанию: мне хотелось чего-то такого обычного, родного, но я никак не могла вспомнить, чего именно.
ЛЕПЕСТКИ РОМАШКИ? – нет, они для чая на ночь и помогают от бессонницы.
ЦВЕТОК ШИПОВНИКА? – слишком много бодрящих витаминов.
КОРИЦА? – сейчас не до мечтаний или волшебства.
ИВАН-ЧАЙ? – уфф. От одного названия веяло пресностью. В этой траве не было абсолютно ничего чарующего. Старорусское послевкусие.
Я перебрала в голове много вариантов от крапивы до цедры апельсина.
И тут я поняла: вечно знакомая пряность, ненавязчивая кислинка, обдающая язык холодком, – МЯТА – вот чего мне не хватало. Я так старалась подобрать идеальные травы для чая, что совершенно забыла о ней. Остроконечные листья с шероховатой поверхностью всегда довершали мой чайный букет. Это растение заботилось о моем организме, его вкус тонизировал каждую клеточку, разогревал кровь, но не будоражил ее. Я всегда пила горячий напиток с мятой и после была способна на любое дело.
Это был настоящий чай – мутноватый, с мелким травяным осадком. Для поднятия духа, освобождения от проблем, прояснения ума. Цвет этого чая был солнечно – полевым. И запахом он обладал живым и добрым, неуязвимым для человеческой избирательности.
Я торопливо пооткрывала все шкафы в поисках чайных пакетов и жестяных коробок, осмотрела все полки. Нигде мяты не было.
Мне пришлось ограничиться листьями смородины и бадана. Я взяла подогретый чайник и плеснула кипятка с пузырьками в пиалу.
Странное было чувство. Я пила свой час недо...недо — по душе-заваренный. Это было чувство неполноценности.
Иногда мы не придаем значения повседневным вещам, составляющим основу нашего бытия, и потому обращаемся к изыскам. Но одно из негативных свойств изысков – быстрое, непереносимое надоедание. И мы возвращаемся к простому. И только тогда осознаем всю его ценность, когда утрачиваем. И потому чувствуем себя несчастными.

 

 

 

Шестакова Софья © Copyright

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *