Чтоб не прервалась поколений нить: Ранение (Смолюк Андрей)

 

«Чтоб не прервалась поколений нить»

Память жива, пока мы помним о великом подвиге наших отцов, дедов, прадедов. Помним и передаем эту память подрастающему поколению. Нашу ленточку памяти подхватывает Андрей Смолюк, г. Снежинск.


Ранение.

Когда до купала Рейхстага оставался всего один этаж и чувствовалось, что немцы на последнем издыхании, что-то сильное ударило Павла в грудь. Причём так сильно, что он был отброшен метров на пять назад до стенки, ведущей на последний этаж. Отбросило, и Павел потерял сознание. Сколько он пролежал без сознания, было неизвестно, но когда Павел пришёл в себя, кругом стояла тишина.

Павел сразу понял, что Рейхстаг наш и немцы капитулировали. Он попытался встать, но боль в груди заставила отказаться от этой затеи, и он со стоном опустился на то место, где и лежал.
– Господи, – подумал он, – неужели меня убило.

Умирать в самом конце войны было обидно, обидно вдвойне, если учесть, что за два года войны, в которых приходилось участвовать Павлу, он не получал даже царапинки.
– Но ведь я думаю, – подумал наш герой, – а значит, не убит.

Эта мысль заставила его снова попробовать встать на ноги, но резкая боль в груди заставило отказаться от попытки встать, к тому же Павел опять потерял сознание. Сколько он пролежал без памяти, было неизвестно, но когда он очнулся, то услышал недалеко от себя разговор. Разговор вёлся на русском языке и Павел понял, что Рейхстаг уже взят и на нём висит красное знамя Победы.
Это было хорошо, и Павел хотел тоже что-то сказать, но вместо этого из груди вырвался стон и он опять потерял сознание.
Когда он очнулся в третий раз, то увидел перед собой солдата, который произнёс:
– А ведь он жив, ребята. Надо срочно везти его в медсанбат или найти санитарку.
– Думаю, что до медсанбата он не дотянет, но всё-таки перевязать его надо.

Так сказал кто-то ещё, человек которого Павел не видел, поскольку он стоял сзади, а повернуться не было сил. К тому же он опять провалился в бездну.
Очнулся он тогда, когда почувствовал, что чьи-то нежные руки перевязывают его.
– Потерпи , браток, – сказал тот, кто его перевязывал.
И Павел понял, что его взяли в оборот чьи-то женские руки, то есть санитарка.
– Ну вот и всё, – сказала она, – а теперь его надо в медсанбат, причём срочно.
– Ну раз в медсанбат, – подумал Павел, – значит ещё ничего не потеряно и он не убит, а просто ранен.

Эта мысль так обрадовала его, что больше всё дорогу до медсанбата он не терял сознания и видел всё, что творилось вокруг.
В медсанбате, поскольку он был в сознании, он слышал всё, что говорили врачи.

А врачи говорили не очень приятные для него слова, которые заключались в следующем:
– Этот долго не протянет, как мне не жаль, но его надо отвезти в палату для умирающих. Думаю, что больше недели он не протянет
Эти слова ужаснули Павла и что-то закипело в нём в противовес только что услышанному.
– Умирать в самом конце войны, когда ясно, что мы победили, – подумал солдат, – это что-то противоестественно.

И это заставило его как-то внутри собраться, сгруппироваться с одной единственной целью – выжить, во что было ни стало.
С этой мыслью в голове его и отправили в палату для умирающих.

Всё внутреннее существо Павла настроилось против умирания и он лежал и целыми днями повторял одно и тоже слово:
– Выжить.

Прошла неделя, отпущенная ему врачом, но Павел и не думал умирать. Врачи ходили вокруг него и всё удивлялись, как при таком ранении этот пациент прожил сначала неделю, потом две, три, месяц.
Павла перевели в палату для выздоравливающих, где было лежать значительно веселей и спокойно. Павел понял, что он мыслью отогнал от себя смертельную угрозу, нависшую над ним.
Через два месяца ему разрешили ходить, при этом всё удивляясь, как он сумел выжить.
А на улице было лето, теплое и приятное и оно заставляло Павла уже думать о том, что как его встретят дома.
Выписали Павла через три месяца, продолжая удивляться, как он выжил. А Павел на это отвечал, что только сила мозга заставила его поверить в то, что он выживет.

А такие случаи бывали, и врачи знали о них.
– Вам просто повезло, – сказал хирург при выписке, – если бы осколок прошёл на два миллиметра левее, то вы бы давно были мертвецом. Езжайте домой и живите нормальной человеческой жизнью, естественно оберегая себя.
Так человеческая мысль победила смерть, которая практически рядом стояла у кровати, на которой лежал Павел.

Картинка из интернета


Дорогие читатели сайта, взрослые и дети. Давайте вместе не допустим чтобы нити памяти оборвались. Чтобы когда-то наши дети и внуки гордились своими соотечественниками, помнили историю своей страны. Присылайте свои рассказы, эссе, рисунки, стихи о ветеранах, о своих родных, которые подарили нам МИР и БУДУЩЕЕ на электронный адрес vskrizal@mail.ru

Каждую статью мы будем оформлять в отдельный пост с указанием автора, где каждый желающий сможет оставить комментарий. Память жива, пока мы помним, гордимся и передаем нашу историю.

Все нити памяти собраны на странице проекта

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.