Конкурс сказок на «Волшебной скрижали» — работа 9

Представляем участника конкурса сказок «Чужих детей не бывает»

9 — "Сдаётся. Бесплатно. Под обсерваторию" — Гесс Светлана Александровна, г. Екатеринбург, 36 лет.

Светлана Александровна написала нам: В далёком 2005 году работала корреспондентом небольшой городской газеты. В том числе вела и детскую рубрику. Написание сказок — любимое хобби. С недавних пор веду страницы в соц. сетях, где делюсь своими историями


Конкурсное произведение — «Сдаётся. Бесплатно. Под обсерваторию»

Ох уж, сколько на свете принцесс, и не счесть, а историй про них ещё больше. Если бы каждая из этих историй превратилась в каплю, то набралось бы целое море или даже океан.

Кстати, о морях: на берегу одного моря стоял прекрасный замок. Был он настолько высоким, что всеми своими двадцатью семью башнями и башенками упирался в самое небо. И если бы кто-нибудь тёплой звёздной ночью, однажды взобрался на одну из башен, не побоялся бы высоты и ступил на карниз, то мог бы легко достать руками до звёзд. И даже, шутки ради, поменять местами созвездие Дракона и Малую Медведицу. Вот удивились бы придворные астрономы во всех королевствах, тридевятых царствах, а так же в тридесятых государствах. Но к счастью, для придворных астрономов, никому в замке и в голову не приходило, забираться на самый верх башен, а уж, тем более, ночью, да, к тому, же выходить на карниз. Да и по правде сказать, некогда было заниматься такими глупостями жителям замка.

Всё дело в том, что в замке жила юная принцесса Есения. И даже тот, кто повидал на своём веку множество принцесс, сказал бы, что эта принцесса была удивительно красива. Поэты в своих сонетах сравнивали бы её красоту, с первым нежным весенним цветком, только-только распустившимся в райском саду, что, впрочем, они и делали. Да, да, представьте себе, что у Есении был целый взвод придворных поэтов, которые день и ночь слагали о ней прекрасные стихи. Было так же десять модельеров и тридцать швей и портных, которые сутки напролёт придумывали и шили для принцессы новые наряды. Двадцать придворных дам и двадцать придворных барышень, в обязанности которых входило беспрестанно восторгаться красотой и, теми самыми, новыми нарядами принцессы.

Тридцать полировщиков зеркал, которые, как вы уже догадались, должны были чистить и натирать огромные зеркала, расположенные в замке буквально всюду, чтоб, куда бы принцесса ни взглянула, видела бы своё прекрасное отражение. И зеркальных дел главный мастер, всегда спешащий и взволнованный старичок. Спешащий, потому что каждый день нужно было заказывать всё новые зеркала, а взволнованный от того, что прежде чем установить новое зеркало, ему лично нужно было проверить, что отражение в зеркале безупречно. Бывают ведь и кривые зеркала, посмотришь в такое, а у тебя нос с картошку, или ноги слишком коротки. Это сейчас такие зеркала встретишь только в парке аттракционов, а в те времена, нет, нет, да и попадалось зеркало с изъяном.

У Есении же была самая трудная работа — весь день выслушивать комплименты, баллады о рыцарях, совершающих подвиги в её честь, любоваться своим отражением, вздыхать и поправлять причёску. В общем, все были при деле. А через несколько лет такой жизни так устали, что поэты уже не могли сочинять новые истории и переписывали старые, в надежде, что принцесса не вспомнит, что слышала их уже. Модельеры рассылали гонцов в самые дальние королевства, чтоб те подглядели новые фасоны шляп и платьев. Портные и швеи искололи иголками пальцы так, что пальцы распухли, напоминали отварные сосиски и не хотели больше слушаться. Придворные дамы и придворные барышни молча плакали друг другу в жилетки по ночам, потому что так много говорили за день, что не в силах были произнести лишнее слово. А зеркальных дел главный мастер от волнения начал ещё и заикаться, и в спешке постоянно путал часовую, минутную и секундную стрелки. Про несчастных полировщиков и рассказывать не стану, чтоб не разбивать ваши чуткие сердца. Только одна Есения не уставала, и ждала всё новых нарядов и вздохов восхищения.

В конце концов, зеркальных дел главный мастер, заикаясь, но очень решительно сказал:
— Я покидаю, замок, ноги моей здесь больше не будет! Столько лет я без пользы трачу на поиски и проверку зеркал, которые огорчают меня всё больше. А ведь я когда-то был неплохим стеклодувом. Я бы и сейчас мог выдувать разноцветные новогодние игрушки, которые приносили бы столько радости детям и даже взрослым. Именно так я и поступлю! — и, действительно, бросил на мраморный пол золотой значок зеркальных дел главного мастера и удалился.

А вслед за ним поспешили за ворота замка и полировщики, которые вспомнили, что гораздо полезнее и интереснее выращивать овощи и фрукты в своих садах, печь хлеб, делать вкусный сыр и простоквашу из свежайшего молока, разводить пчёл и прочее и прочее. Глядя на решительный поступок полировщиков, собрав чернильницы и перья, придворные поэты отправились в города и сёла учить детей грамоте и писать для них добрые сказки. Портные и швеи, прихватив модельеров, у которых к тому времени уже подскочила температура, и в бреду они только и повторяли: «Шляпки, бантики, перья, атласные ленты, ах, нет, нет, кто же носит зелёное с красным», поспешили в мастерские, где принялись шить детские чепчики, лёгкие цветастые сарафаны и белые рубашки, для местных жителей. Придворные дамы и придворные барышни, как бы ни трепетали перед гневом принцессы, но тоже украдкой ночью сбежали из замка и повыходили замуж.

Проснулась Есения одна одинёшенька и очень огорчилась, кто же скажет её теперь: «Как вы прекрасны, милая, как же вам к лицу коралловый!», ну или что-нибудь в этом роде. Пришлось вывешивать на двери замка объявление, что набирается новый штат придворных. Но желающих не нашлось, ни в первый день, ни во второй. Лишь к вечеру третьего дня у ворот замка появился юноша, насвистывающий весёлую песню.
— Здравствуй, принцесса! Не возьмёшь ли меня на службу?
— А что ты умеешь делать? — поинтересовалась Есения
— Всё умею, а что не умею, тому научусь — хитро подмигнув, ответил юноша. — Буду у тебя пажом, согласна?

Есения хотела было поломаться для порядка, принцесса она всё-таки, но за три дня ей так тоскливо стало одной, что она сразу же согласилась. Принцесса расположилась на своём троне, а паж сел на ступеньку подле неё и стал ждать указаний.
— Ну, что же ты молчишь?! — капризно обратилась к нему Есения. — Начинай говорить мне комплименты.
— Зачем это? — удивился паж.
— Как это зачем? Разве я не самая прекрасное и чудесное создание, что ты видел?
— Прекрасного в мире много, вот, возьми снежинку — у каждой свой неповторимый узор, хоть все сугробы по одной снежинке перебери, а двух одинаковых не найдёшь. Да и чудес на свете не мало. — Тут паж встал, подошёл к окну и зачерпнул золотым кубком воды из моря, что билось волнами у подножья замка. Из кубка тут же выглянула серебристая рыбёшка, явно не ожидавшая оказаться перед самой принцессой. — Разве не чудесно, что мы люди даже пить морскую воду не можем, а такие удивительные создания живут в ней целыми стаями? — Паж ласково погладил рыбёшку по блестящей скользкой головке и выплеснул обратно в море.
— Да ты что, меня с рыбой сравниваешь? — разгневалась Есения. — Про мою красоту только поэмы писать! Немедленно приступай и пиши поэму в честь меня!
— О, дорогая принцесса, если бы я умел, ведь слагать поэмы это высокое искусство, всё равно писал бы не о тебе.
Принцесса охнула и лишилась чувств.
— Какая ты изнеженная, — усмехнулся паж. — Так дело не пойдёт.

Подхватил Есению на руки и поднялся так с ней на самую высокую башню замка. Усадил принцессу на карниз и сам рядом уселся. На свежем воздухе Есения быстро в чувства пришла. А вокруг небо ночное чёрное как уголь, звёздами усыпано, словно жемчугом и алмазами.
— Если бы был я поэтом, то вот о чём стоило бы непременно написать. Вот она красота: звёзды в небе, леса изумрудные, луга с душистыми травами под ногами.

Тут и принцесса огляделась, ни одно её самое изысканное платье, расшитое драгоценными камнями в сравнение с этим небом не поставить. А лесов, да лугов она и вовсе не замечала. А паж дальше рассказывает. Много он странствовал, многое повидал — величественные сизые горы с белыми шапками снегов, прозрачные водопады пушистой пеной ударяющие в реки, диковинных птиц с длинными красными хвостами, слышал пение лягушек, радующихся восходу солнца. Рассказывал паж и о людях, которых встречал. О белых людях, усыпанных мукой, которые молят её, чтоб пекари напекли свежего хлеба. О чёрных людях, щёки которых покрыты пылью и землёй, они добывают уголь и руду в недрах гор, чтоб другие могли согреться и плавить металл. О разноцветных людях — вымазанных краской художниках, которые рисуют на радость всем потрясающие картины. Так до самого утра и рассказывал. Тут принцесса поняла, что кроме своего отражения ничегошеньки в этом большом мире не видела, а уж тем более ничего полезного не сделала.
— Это ничего, — утешает паж. — Всё ещё можно наверстать.

С первыми лучами, сбросив пышное модное платье, переодевшись в удобный старенький дорожный костюмчик, рука об руку с пажом принцесса Есения шагала вдаль по песчаной дороге. А на двери замка висело новое объявление: «Сдаётся. Бесплатно. Под обсерваторию».


Светлана Александровна, приветствуем. Иногда люди бывают так заняты собой, что не замечают красоты вокруг. Желаем удачи в конкурсе.

 

Друзья, поддержите участника конкурса в комментариях. Приглашайте своих друзей поддержать Поделитесь ссылкой на работу участника в соцсетях со своими друзьями.

 

На страницу конкурса сказок «Чужих детей не бывает»
еще ссылки
Страница детского литературного конкурса 2020 (вся информация по конкурсу)

 

 

Комментарии 4

Добавить комментарий для Светлана Сеген Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.