Конкурс «Волшебная скрижаль 2019» проза — работа 25С

 

Представляем участника Большого детского литературного конкурса «Волшебная скрижаль-2019» в номинации «проза»

Возрастная категория «С». Работа — 25С «Цветы, изменившие меня» — Корнеева Мария, 15 лет.

Мария написала нам: С детства увлекаюсь и поэзией, и прозой. Написала историческую поэму «Владимир Красно Солнышко», которая выиграла на городе; сказку-поэму (призер); на данный момент заканчиваю цикл поэм, посвященных мифам Древней Греции. Иными словами, не просто пишу стихи и рассказы, а живу творчеством. Постоянно участвую в новых конкурсах, веду журналистскую деятельность.
Что хочется сказать о конкурсном рассказе?.. У человека нет нехватки знаний, у человека есть нехватка доброты. Приятного и осмысленного чтения, друзья.

На наш вопрос, что значит для тебя поэзия? ответила:

«Поэзия для меня – полет души, описывающий ее переживания, состояния и чувства, восприятие мира. В ней постоянно нужно советоваться со своим сердцем. Одна из труднейших задач любого поэта – не подчинить себе писательское перо, а понять его, подружиться с ним. Это, конечно, не сразу получается. Терпение, мой друг, и из незамысловатых рифм когда-то сложатся настоящие шедевры»


Конкурсное произведение — «Цветы, изменившие меня»

Несмолкаемо стучат колёса поезда. Я смотрю в окно, замечаю сброшенную деревьями осеннюю листву, потоками слетающую к потемневшей земле, словно это и не листья, а мотыльки, которым злые люди подожгли крылья. Я замечаю всё, что происходит вокруг меня, но мыслями я где-то в другом, забытом Богом месте. Мне кажется, что тот золотой мотылек, падающий с неба, это я. И я сам себя поджег… Я сам был злым человеком. И вот я выхожу с поезда, сажусь в такси и еду в то место, которое местные обходят стороной. Я еду на кладбище, но не на само кладбище, а подальше, потому что могилка эта вдалеке от всех… Уже промелькнули могильные кресты, где-то обросшие мхом, а где-то тщательно ухоженные, уже промелькнуло обливающееся слезами лицо пожилой женщины, кажется, ей очень больно и горестно, так же, как и мне… Нет. Мне больнее, потому что я осознал свои грехи и дурные поступки слишком поздно, только когда ушел тот человек, которому я посвящу этот рассказ.

Это было больше двадцати лет назад. Я был еще настолько молод, что переживал за каждую мелочь, содеянную мной, переживал о том, что подумают обо мне окружающие. Я презирал чувства, ненавидел, когда о них открыто говорили, терпеть не мог, когда их показывали. Так уж повелось в нашем образованном, интеллигентном обществе.

Каждый, проживающий на моей улице, был чуть ли не профессором наук: справа от меня поселилась семейка врачей в десятом поколении, слева – полиглоты, знающие по десять языков. Но только напротив меня жил «цветочный» старичок. Еще издалека его участок напоминал волшебный сад, пропитанный сладкими ароматами цветов. Эти чудесные растения любили старичка, а он любил их, и не только их. Этот светлый человек, наполненный до краев добротой и теплотой, казался мне в те времена наивным, необразованным, отсталым от жизни старикашкой. Никто на нашей улице не ценил ни его улыбки, ни светлого, ясного взгляда, ни доброго, греющего слова. И каждый раз, когда я смотрел в окно и видел, как он дарит, практически раздаёт людям цветы, выращенные своими сухими руками, своей больной спиной, в моем алчном и корыстном котле начинало кипеть отвращение ко всему щедрому и бескорыстному. И все одаренные и одарённые профессора, ученые, полиглоты, фальшиво улыбнувшись, с отвращением принимали букеты бархатистых пушистых созданий … А через два шага выкидывали их, словно к их рукам прилип мусор. Старичок, видя это, отворачивался, смахивал слезу и снова раздавал людям цветы: белые, красные, золотистые.

Может быть, этот лучезарный человек был волшебником. Я говорю так не только из-за чудесных цветов, которые дарил он каждому прохожему трясущейся сухонькой ручкой, а из-за того, как он дарил их: всегда с теплотой, будто он не помнил обид этих злых, безнравственных людей. Может, он хотел перевоспитать нашу бесчеловечную улицу, а может, просто имел чистое, доброе сердце.

Однажды, тоненьким колоском из испорченной людьми бесчувственной почвы, во мне стало пробиваться чувство жалости к моему старичку. Я испугался этого незнакомого чувства, стал бояться самого себя. Сорвавшись от отчаяния, непонимания происходящего в моей душе, я совершил ужасное: выбежал на улицу, выхватил цветы из рук несчастного старичка и, топча их, закричал: « Зачем? Зачем вы их дарите всем подряд! Потому что у вас доброе сердце? Да кому нужно ваше доброе сердце, кому, кому, кому?!» Из глаз старичка брызнули слезы. «Бедный мальчик!» — прошептал он, — «Что с тобой сделали эти умные люди?»

Что творилось в моем сердце тогда? Сложно сказать. Я злился сам на себя, винил себя в своих словах, ругался, что я подпускаю к себе доброту старичка, глушил ее, словно рыбу в озере, снова злился… Да важно ли, что творилось в моем сердце? Важно то, что творилось в душе моего чудесного старичка… Но об этом я уже никогда не узнаю и объясню почему.

На следующий день я уехал в другой город, подальше от зла, содеянного мной, но осознав, что я его не просто содеял, а посеял в душе старичка, колосок доброты моей все-таки созрел, что-то пробудилось во мне, и, купив парочку цветочных горшков, я решил во что бы то ни стало вымолить у него прощения. И вот я вернулся на ту улицу, постучал к нему в дом, но никто не ответил. Еще и еще стучался я. Но никто не отвечал. Тогда вышла моя соседка, врач в десятом поколении, и зашипела на меня: «Да что ж ты туда стучишь? Умер он, сердце остановилось, от нервов. Недалеко от кладбища похоронили». В ее глазах читалось хладнокровное равнодушие, а в моих потемнело. Один из двух цветочных горшков упал и, разбившись, еще долго и печально отзывался во мне. « Почему не на кладбище?!» — гневно спросил я. «Так он же сумасшедший, это видно по всем признакам, которым меня обучили. На нашем кладбище покоятся с миром только достойные, интеллигентные люди, вдобавок, за его похороны некому было платить». Ярость подступила ко мне, я закричал в истерике: «А вас не учили, что такое быть добрым? Или каковы признаки доброго человека? Он, может, был бы единственным достойным человеком на этом кладбище. Да, далеко не ученый, но зато с чистой, светлой душой. Да что ж теперь говорить, когда его больше нет?!»

В слезах, с горшком цветов я побежал к могиле несчастного старичка. Природа злилась, природа негодовала на меня, на нас всех, полил дождь. Я вымок до нитки, уже смеркалось, но я все-таки нашел его место. «Простите, простите, простите нас!» — захлебываясь слезами, бормотал я, сажая в черную, мокрую землю цветы, которые должны были достаться живому человеку. Я не обращал внимания ни на запачканное пальто, ни на руки, захлебывавшиеся в грязи. Я думал только о том, что это я и вся наша улица довели «цветочного» старичка. Как больно иногда быть добрым!

И вот, как и каждый год после его кончины, я снова еду навестить моего чудесного старичка. И каждый раз я везу ему много цветов, такие же, какие он когда-то дарил каждому из нас: белые, красные, золотистые… Замечательных цветов не жалко для замечательного человека. И я сажаю к нему на могилку только живые цветы, как память о том, что такое настоящая доброта. И они наполняются этой добротой, и еще долгое время цветут, цветут, цветут…


Мария, приветствуем. Поучительный рассказ. Не нужно противиться пускать в себя добрые ростки. Необходимо спешить делать добрые поступки, иначе будет слишком поздно. Желаем удачи в конкурсе.

 

Друзья, поддержите участника конкурса в комментариях. Приглашайте своих друзей поддержать Поделитесь ссылкой на работу участника в соцсетях со своими друзьями.

 

Правила конкурса
Страница конкурса 2019 (вся информация по конкурсу)
Работы участников конкурса — 2019
Архив конкурсов

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.