Выговский Илья — творчество

 
Назад на творческие страницы
 

Выговский Илья (2005 г.)

Владивосток. Любит жизнь, людей. Ничего особого в жизни пока не совершил.

 

 

 

 

Какого цвета доброта (быль)

— Нет, нет и нет! Быть добреньким – это значит быть слабым! – распалилась Алена. – Вы сами-то помните, как были ученицей, как ходили в школу? – нет, не спрашивала, а скорее допрашивала девочка.
— Помню, конечно, — ответила Нина Николаевна. – Как не помнить… Был 1947 год, мы с матерью только приехали из Москвы во Владивосток. Новое место, новые люди. В школу пошла в пригороде. Сейчас это курортная зона Владивостока, куда все едут отдохнуть и поплавать в море. А тогда это была необжитая 26-ая верста.
— Нет, вы как нарочно уходите от ответа. Скажите, как относились в классе к добреньким, ко всем этим юродивым? – наступала Алена. – Только не надо рассказывать, как их в классе все любили и почитали. Не поверю я.
— Знаешь, во-первых, мне не понравилось, как ты сказала слово «юродивый», вложив в него столько презрения. Юродивых на Руси почитали. Многие богатые и уважаемые люди считали за честь с юродивым поговорить, денежку ему в ладошку положить, уму-разуму поучиться. Но это уже другой разговор. Во-вторых, доброту каждый понимает по-своему, это факт.
— По-своему? Тоже скажете.
— Допустим, ты выходишь к доске, а урока не знаешь. Кто-то тебе усиленно подсказывает с места. Он добрый?
— Я считаю, да.
— А вот учитель так вряд ли считает, — спокойно продолжала Нина Николаевна.
Потом она с минуту помолчала, как будто перенесясь в тот далекий послевоенный год. – Хочешь, я расскажу тебе о доброте? Что такое для меня доброта, и как я постигала свои первые уроки доброты?
И хотя эта тема становилась для Алены все более скучной, она все же не хотела обижать пожилую соседку и кивнула.
— Свой первый урок доброты я получила тогда же, в 47-ом году. Учась в первом классе, я подружилась с девочкой, Зиной Романец. Однажды после уроков она пригласила меня к себе домой. Времена были голодные, и друзей не часто приглашали в гости. Мы с матерью жили совсем бедненько. «Нина, я тебя такой вкуснятиной угощу», — в тот день сказала Зина. Помню, как мы долго шли по лесу и пришли к старому частному дому. Все как у всех: собака на цепи, грядки и тропинки между ними, ключ между досок убогого крылечка. Мы зашли в дом. И каково же было мое удивление, когда подруга поставила на кухонный стол ночной горшок! Оказывается, в магазинах Владивостока в то время не было в продаже кастрюль, и многие хозяйки покупали ночные горшки, приспособив их под кухонную утварь. Зина открыла чудо-горшок, и как ты думаешь, что там было?
— Каша какая-нибудь? Или картошка? – улыбнулась Алена.
— Нет! Там была тушеная свекла. Зина положила мне на тарелку этой свеклы, добавила ложку сметаны и немного посыпала сахаром.
Нина Николаевна помолчала.
— С того дня доброта для меня всегда имеет вкус тушеной свеклы.
Алена перебила:
— А мне бабушка вот что рассказывала. Когда она была примерно моего возраста, то часто хулиганила с друзьями. Была она в уличной компании заводилой. То в сад залезут чужой, то в бочку с водой бросят дохлую крысу.
— Ну, это уже не шалости, а форменное хулиганство! – возмутилась Нина Николаевна.
А Алена продолжала:
— Их проделки так надоели соседям, что их воспитывали как могли: и лупили, и пугали, и в сарай закрывали. Но не помогало ничего. Тогда нашлась одна старенькая учительница, которая позвала мою бабушку к себе и сказала: «Вера, видишь эти бусы?» Она вытащила из комода длинные янтарные бусы и добавила: «За каждое твое доброе дело я буду тебе давать ровно одну бусину. Но если ты сделаешь что-то плохое, то возвращать придется две». Бабушка ничего подобного в своей жизни не видела, их семья была многодетная и очень бедная. Эти янтарные бусы произвели на нее магическое впечатление. Излишне говорить, что она согласилась на условия старой учительницы. С того дня не было минуты, чтобы она не думала об этой красоте. И ее жизнь стала кардинально меняться. Каждый день она была занята поисками и выполнением добрых дел. Была она девочкой целеустремленной, упорной, поэтому нередко близкие возмущались той настойчивости, с которой она предлагала свою помощь.
— Представляю, как это было! – засмеялась Нина Николаевна. – Это тебе не крыс по бочкам разбрасывать!
— За некоторые добрые поступки учительница не давала ничего, объясняя, что полоть огород или принести в дом воды – это прямая обязанность девочки, а вовсе не добрый поступок. А вот если Вера помогала кому-то из соседей по хозяйству или предлагала посидеть с больным ребенком, то бусина без разговоров переходила к ней. Потеряв в своих рядах лидера, компания быстро распалась, и остальные ребята взялись за ум.
— Ну а с бусами-то что? Собрала Вера нитку-то?
— С бусами тоже интересно получилось. Примерно через полгода все бусины перекочевали к Вере. За это время они с учительницей крепко сдружились. От нее Вера узнала, что эти бусы – единственная память, которая осталась у той от родителей. Когда у учительницы был День Рождения, Вера испекла пирог, взяла бусы, да и пошла к своей старенькой подруге. Так янтарные бусы вернулись к своей хозяйке.
— Ну, вот видишь. Все-таки добро побеждает зло, так ведь выходит? – улыбнулась Нина Николаевна.
— Выходит, что так, — сказала Алена и добавила – И доброта имеет не только красный цвет свеклы, но и желтого янтаря.
— Это злобы черная, а доброта, она сияет всеми цветами радуги, — подытожила Нина Николаевна. — Давай чай пить.

 

Илья Выговский © Copyright

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *