Грин Арина — творчество

Назад на творческие страницы

Грин Арина (2004 г.)

Гаврюшина Арина (псевдоним Арина Грин)

город Павловский Посад Московской области

Стихи пишет с семи лет.  Первая книга Арины Грин «Утренняя заря» стала лауреатом V Всероссийского фестиваля достижений молодежи «Славим Отечество-2017» в номинации «Бережное отношение к русскому языку  и литературе». В 2018 году в областном конкурсе «Волшебный край, очей отрада» её стихи заняли три первых места по трем номинациям. Журнал «Фабрика загадок» печатает ее стихи регулярно с 2013 года. Так же, стихи Арины Грин были опубликованы в журнале для девочек «Маруся» в 2017 году, а в сентябрьском номере за 2018 год на страницах этого журнала  можно увидеть её фото на обложке и интервью.

 

 

«Весенняя токката»

Сугробы снега тают на глазах.
Пришёл конец февральскому веселью.
И кровля голой крыши вся в слезах
Безудержно кровоточит капелью.

В её токкатах солнце, март, апрель,
Она звучит взволнованно и гордо.
Как будто в эту юную капель
Весна вложила первые аккорды.

Она, звеня, уносится в поля,
Пульсируя мгновенье за мгновеньем.
И безнадёжно голая земля
Пытается унять сердцебиенье.

Последний лёд сошёл с озябших рек.
Рассеянно хрипят, фальшивя, птицы.
И солнце жадно лижет талый снег
Беспомощно пытаясь им напиться.

Завидуя жужжащему шмелю,
Зима, прощаясь, горько понимает,
Что глупо шить заплатки февралю,
Когда в твоих руках иголка тает.

Дорожный романс

Ноябрь. Ночь. Гудение мотора.
Разложенный сухой листвы пасьянс.
Колёса, что поют нестройным хором
Известный только им одним романс.

Мне не спаслось. Вагон слегка знобило,
Невольно увлекая ветром вдаль.
Одна рука держалась за перила,
Другая нервно теребила шаль.

А за окном кружились листопадом
Дороги, чащи, сёла, города,
Я провожала их застывшим взглядом,
Прощаясь с каждым раз и навсегда.

Мне было жаль, что мимо мчатся годы,
Окрашивая золотом леса,
И, сковывая льдом речные воды,
Дырявят серым ливнем небеса.

Скрипели рельсы, пассажиры спали,
Не замечая марафона лет.
Лишь девушка, укутанная шалью.
Встречала, стоя у окна, рассвет.

***

Ночную мглу колышет рябь метели
И вой собак вдали. В такую ночь
Душе противоречит жар постели
И гонит тело из квартиры прочь.

Я у ворот, гонимая ненастьем,
Передо мной клубится вьюгой путь.
Я не боюсь. И вам январской страстью
Меня с порога жизни не спугнуть.

Разбиты фонари. Погасли свечи.
Сольюсь с теченьем времени и я,
Ведь этот вечер – мой последний вечер
На берегах истоков бытия.

Передо мной дорога в неизвестность,
Которую мне суждено пройти
С улыбкою, достоинством и честью.
Ну что ж? Вперёд! Счастливого пути!

Шопен

Аккорд, другой, молчанье в зале,
И из глубин души рояля,
Раздвинув занавесы стен,
Проснулся и запел Шопен.

Букеты нот в воздушной гамме
Взлетали ввысь, вдохнув успех,
Звучал огонь, горело пламя,
Сжигая всё, везде, во всех.

И страсть волненьем зажигаясь,
Сплетала дым отрезков лет.
И вновь на сцену, возвращаясь,
Звучал Шопен,
Дышал поэт.

Сестре посвящается….

Ты так задумчива порою.
И быстротечных дней река
На поле жизненного боя
Тебя не вынесла пока.

Сквозь смысл жизни, ловишь сущность,
В объятый пылью объектив,
Но занавес ещё опущен,
Чтобы подняться. Оголив

Созвездья судеб в переплётах,
Прошитых нитью суеты,
Оркестр всхлипнет первой нотой
И в центре сцены будешь ты.

Заденут зал аплодисменты
И сотни глаз сквозь бледный свет
Нацелят дуло пистолетов
На одинокий силуэт.

Ты растеряешься в начале,
Но даже в самый трудный час,
Не забывай, прошу, что в зале
Найдётся пара добрых глаз.

Они тебе всегда помогут,
Они тебя не предадут,
И если будет одиноко
С конца земли к тебе придут.

И я хочу, чтоб эти очи,
Подобно кончику пера,
Вели тебя сквозь дюны ночи
В долину счастья и добра.

Взлетит тяжёлая завеса.
Звенит звонок. Прошу входить.
Мы – режиссеры нашей пьесы!
И нам решать: какой ей быть.

***

Бровь нехотя сломалась пополам,
Скользя в диагональном направленье,
Сердясь на то, что прядь ещё спала,
Мешая ей своим прикосновеньем.

Достигнув максимальной высоты
Бровь замерла в исходном положенье.
Ресницы задрожали: «Снова ты?
Поспи! Имей хоть каплю уваженья!»

Увы! Их негодующая дрожь
Спугнула сон застывшего сознанья.
Она проснулась. Взгляд нащупал дождь,
Рояль, остывший кофе и вязанье.

Вздохнув, она приблизилась к окну,
Чуть повела озябшими плечами,
Прислушалась, лаская тишину,
Своим чуть затянувшимся молчаньем.

И вдруг, открыв окно, взлетела вверх
На подоконник, вниз босые ноги,
Заплаканные травы, звонкий смех,
Квикстеп дождя… Она и пыль дороги.

Душа рвалась в безоблачную высь
И наполнялась счастьем от сознанья
Того, что позади осталась жизнь,
В которой было место лишь вязанью.
Арина Грин © Copyright

 

 

 

Комментарии 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *