Чтоб не прервалась поколений нить: Контейнеры памяти (Антипова Ассоль)

 

«Чтоб не прервалась поколений нить»

Память жива, пока мы помним о великом подвиге наших отцов, дедов, прадедов. Помним и передаем эту память подрастающему поколению. Нашу ленточку памяти подхватывает ученица 11 класса, школы № 89 г. Донецка Ассоль АНТИПОВА, 17 лет.


                              Контейнеры памяти

Принимая свое прошлое,
управляя собой в настоящем,
мы можем изменить будущее.

Уинстон Черчилль

І

Контейнеры памяти – вещи, которые хранят память, благодаря которым мы помним, вспоминаем, вытаскиваем память из глубоких тайников нашей жизни. Контейнером памяти может быть любая деталь. Например, как этот разбитый дом напомнил мне о войне.
«Колесо истории пропитано кровью героев», — не помню, где я услышала эту фразу. Несомненно, реки крови глубоко пропитали нашу землю. И ничего собственно не изменилось за многие тысячелетия.
Еще до начала написанной истории разные группы людей постоянно уничтожали друг друга. Библия вспоминает об уничтожении амалехитов израильтянами, Фукидид рассказывает о падении Мелоса, случайно раскрытая мной книга из семейной библиотеки – о полной ликвидации христиан Японии в ХVІІ веке.
Смысл истории должен отпечатываться в арсенале культурной памяти народа. Но , к сожалению, это происходит редко. Известная писательница О.Забужко как –то отметила : « История более объемная, нежели наши попытки истолковать ее человеческими замыслами. Вот этим и привлекает непрерывный поток времени. Мы живем в нем и не понимаем связей, потому что в пострелигиозном обществе заведено жить так, вроде бы вечность отменена. А интересно наблюдать, как на расстоянии в несколько поколений вырисовывается тот рисунок, тот дизайн , что идет сквозь столетия, выходя за границы компетенции какой – то отдельной социальной группы».
История – это ведь одновременный взрыв многих долго накапливаемых тенденций. Она, как невидимый газ, который течет по трубах, — и нужна только искра, чтобы его присутствие мгновенно стало видимым, и все фонари вспыхнули.
«Война есть убийство. И сколько бы людей не собрались вместе, чтобы совершить убийство, и как бы они себя не называли, убийство все равно самый худший грех в мире», — одно из высказываний Льва Толстого.

ІІ

Я рассматриваю толстый альбом с рассказами о моем роде и поневоле стаю совладелицей чужих чувств, надежд, побед и поражений. Мне даже немножко страшно: боюсь чего – то не понять, не вспомнить, пропустить.
Я вижу, как Великая Отечественная война одевает в шинель красивого семнадцатилетнего юношу, моего прадеда Ивана Мирошниченко, и отправляет в ад боев.
В составе 108 стрелковой дивизии 2 – го Белорусского фронта смелый парнишка с села Новопетриковка Донецкой области воевал против немецко – фашистских захватчиков на варшавском направлении. Получил тяжелое ранение. Продолжительное лечение в госпиталях Белоруссии, потом в Железноводске (Ставропольский край). И снова – фронт. Теперь в составе 351 стрелковой дивизии 4 – го Украинского фронта бесстрашный Иван воюет на территории Польши. Он видел Освенцим,1000 верст земли, которая пропитана кровью.
После очередного ранения Иван Мирошниченко освобождал Чехословакию. На подходах к городу Прага 7 мая 1945 года (!!!) был тяжело ранен в правую руку, которую ампутировали. После долгого лечения в чешских и польских госпиталях осенью 1945 года 19 – летний сержант Иван Мирошниченко вернулся в родное село Новопетриковка инвалидом. За отвагу в боях мой прадед был награжден тремя орденами Отечественной войны, многими медалями.
Говорят, что «биография – это утончение души». Как же проверяла, пытаясь сломать и переплавить душу Ивана война! Сколько же надежд умного парня с математическим складом ума было разбито вдребезги. Работать почтальоном, когда мечтал совсем о другом. Одной рукой обнимать жену Софью… Каждую ночь проживать ад войны снова…
Моя прабабушка Ревенко Софья Гавриловна во время одной из облав была угнана из села Новопетриковка в Германию , где тяжело работала на хозяина – немца полтора года. Маленькая хрупкая Софья!
После окончания войны оборванная, замученная болезнями, подстриженная под мальчика возвращалась девчушка через Польшу пешком домой. Еле узнали ее родственники. Лечили душу любовью, выпаивали отварами. Выжила Софья. Про Германию не любила вспоминать (даже принудительное пребывание там считалось предательством Родины!).
Опаленные войной Иван и Софья встретились на праздник Стретения. В этом увидели знак судьбы. Лишних слов не говорили, решили строить жизнь вместе.
Как бы сложилась жизнь Софьи, если бы не война? Наверняка, она бы получила хорошее образование, может, сделала бы карьеру… Несомненно одно: она бы не была такой молчаливой и печальной, какой была всю оставшуюся жизнь. Хрупкая красивая женщина с отпечатком войны в душе… (родной брат Софьи Николай Ревенко погиб, остался сын – сирота).

ІІІ

Я рассматриваю фотографию второго прадеда – Витра Ивана Кузьмича. Только фотография и осталась от человека, в которого, наверное, тоже в жизни было «планов громадье». Хотя не только фотография… Что это я? Три сына ждало с нетерпеньем отца с фронта. Вместо отца – извещение о том, что уроженец села Алексеевка Донецкой области Витер Иван пропал безвести в 1943году. Разве спросила война у терпеливой женщины Евдокии, как оно: растить трех сыновей одной? А в сыновей о том, почему застилают слезы глаза, когда из соседских дворов слышны возгласы: «Папка вернулся!!!»
«Война в одинаковой мере облагает данью и мужчин, и женщин, но только с одних взымает кровь, а с других – слезы», — снова вспомнилось изречение Льва Толстого.

ІV

«Сто лет назад, а может, тысячу лет какой – то мальчик нырнул в море страстей, какой – то юноша заинтересовался революционными идеями и, пылая, как факел, понесся в урагане мировых войн…» Сколько вас, убиенные юноши? Кто помнит о вас? С какой миссией вы приходили в этот мир? Улыбаются ли ваши правнуки так, как вы?

V

Род – это вера, которая передается из поколения в поколение. А вера, как известно, значит больше, чем факты.
«Я – это «я» плюс мои обстоятельства», — говорил испанский философ Хосе Ортега – и – Гассет. Мне хочется верить, что мои обстоятельства будут тянуться за мной шлейфом добрых дел и позитива, никакая война не разрушит надежды и планы, буду сама решать свою судьбу. «Себе я запретила верить в зло. Оно опешило, обиделось, ушло».
«Память – очень плотная материя, которую нужно развертывать осторожно, как рождественский носочек, двигаясь от малого к наименьшему, от наименьшего к микроскопическому», — подчеркивал Вальтер Беньямин. В рождественском носочке каждый хочет увидеть приятный сюрприз. Может, однажды мой будущий сын найдет там Закон о запрете войн на планете Земля. Может, правы астрологи, которые утверждают, что грядет эра высокодуховных, толерантных людей? А пока… На мой вопрос «Летают ли ангелы над Трудовской?» пришел лаконичный ответ: «Летают снаряды...»

 

Ассоль АНТИПОВА, 17 лет.

 


Дорогие читатели сайта, взрослые и дети. Давайте вместе не допустим чтобы нити памяти оборвались. Чтобы когда-то наши дети и внуки гордились своими соотечественниками, помнили историю своей страны.Присылайте свои рассказы, эссе, рисунки, стихи о ветеранах, о своих родных, которые подарили нам МИР и БУДУЩЕЕ на электронный адрес vskrizal@mail.ru

Каждую статью мы будем оформлять в отдельный пост с указанием автора, где каждый желающий сможет оставить комментарий. Память жива, пока мы помним, гордимся и передаем нашу историю.

 

Все нити памяти собраны на странице проекта

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *