«Золушка из русского средневековья», Александр Ралот (рассказ)

Дорогие ребята и их родители.

Сегодня для вас пост с рассказом прозаика, члена СП России, ведущего рубрики «Загадки истории» в нашем журнале, Александра Ралота.

Читайте и подумайте о ком идет речь в рассказе? Ждем ваши ответы в комментариях.

 


— Дядь Саш, а почему ты о любви ничего не пишешь? Это же очень здорово и так интересно. — Моя племянница тинейджер Екатерина, облизывая розовым язычком пухлые губки, старательно водит пером по листку бумаги. Нет, конечно же, не пером, а красивой гелиевой ручкой. Но даже эта простая операция даётся ей с явным трудом.
— Катюша. Если честно. Я просто не умею.
— Это как художник Шишкин, что-ли?
— А при чём тут Шишкин?
— Ну, ты даёшь! Всем же известно,что мишки на его знаменитой картине нарисованы художником Савицким. К стати. Вот интересно, как они гонорар делили? Ты не знаешь?
— Знаю-буркнул я. — Они же были друзьями, но при чём здесь любовь? Писатели очень даже часто пишут в соавторстве: Ильф и Петров, братья Стругацкие, Лавровы. Достаточно или ещё продолжать?
Катерина наконец-то оторвала взгляд от исписанного листка. — Нет! Ну, разве я не права? За окном двадцать первый век, а нашей Грымзе подавай сочинение, от руки написанное.
— Правильно. Если ты в школу принесёшь фолиант напечатанный на принтере, как ваша учительница узнает, что это персонально твоё творение. Извини за тавтологию.
— А если ты его надиктуешь, то выходит тогда типа моё-личное?
Я почесал затылок. — Ну скажем, не совсем, вроде бы как, соавторство получается. Катерина! Ты своими разговорами меня от дела отвлекаешь и по всему видать от написания сочинения увиливаешь. Я прав? Что у тебя за тема? И прекращай грызть ручку. Не гигиенично! Только в нашем «допотопном» двадцатом веке так поступали. Дремучими людьми были, что с нас взять.

— «Михаил Фёдорович Романов начало новой династии» — буркнула племянница. — Ты сам посуди. Какая может быть династия, без женитьбы? А она без любви? К стати у нас в учебнике, между прочим, про эту самую любовь ни строчечки. И как мне прикажешь сочинение писать?
— Катюша. Позволь с тобой не согласиться. С любовью в роду Романовых было, мягко скажем, не очень. Да и не только у них. Какая уж тут любовь, когда через брак важные государственные союзы создавались.
— Дядь Саш, это я и без тебя знаю. Ты мне про исключения лучше расскажи. У этого самого Михаила была в жизни любовь, такая что бы ух! Что бы за ней хоть в омут, хоть к чёрту на рога. И не пол, а всё царство целиком, к её ногам?
Я пододвинул к племяннице старинный стул, работы венских мастеров. -Давай, перемещайся сюда. На этом предмете тебе будет легче погрузиться в стародавние времена. Если по вашему, по-современному,  проникнуть и проникнуться. Я сейчас расскажу тебе один эпизод из жизни монарха, а ты уж сама решай подходит он тебе по теме сочинения или придется, изрядно «погуглить».
— Ой. Как здорово. На это я очень даже сильно согласная. — Катерина взгромоздилась с ногами на стул и достала маленький серебряный диктофон. — Это я для того, что бы ни одного твоего словечка не упустить.

***
— Царю Михаилу шёл третий десяток. Не раз был женат. Но по странному стечению обстоятельств его супруги после свадьбы начинали страдать сильным недугом, а по сему ни о каком здоровом потомстве не могло быть и речи. Не буду вдаваться в подробности этих трагедий. В интернете, а лучше в книгах, прочтёшь. Если конечно захочешь. Но факт остаётся фактом. Не гоже государю российскому холостяком быть. Не по христиански это. Не дай бог, что случится и всё! Конец династии. Опять на народном вече нового царя-батюшку на царство кликать придётся.
Писцы Посольского приказа докладывали, что у короля Дании имеются девицы на выданье. К сожалению не родные дочери, но всё же чистая кровь. Потому как- племянницы. Ан не вышло. Не захотели датчане их в далёкую Московию отдавать. Припомнили, что был в прошлом прецедент. Королевича Иоанна отправили в Москву, для сватовства к Ксении Борисовне Годуновой. А тот по не известной причине  в столице российской неожиданно заболел да и скоропостижно представился. Кроме того, кандидатки в невесты не соглашались на главное требование русичей. А именно переход в веру православную. Ни знатные бояре, ни простолюдины даже в страшном сне не допускали такой возможности, что бы государыня-матушка была с народом своим не одной веры.
Искали невесту в заморской Скандинавии. Посылали сватов к Екатерине, сестре бранденбургского курфюрста. И везде отказ. Все дамы, как одна в православие переходить не желали.
— Дядь Саш и что, во всей Европе никого не нашли? Разве такое бывает?
— Сдаётся мне. Просто устали искать. Время ведь идёт. Минул год со дня смерти супруги царя Михаила. Траур закончился. Государь наконец-то прислушался к уговорам матери и повелел смотрины местных, то есть наших российских невест, утроить. По высшему разряду.

***
— Ух, ты. Надо же. Первый в истории конкурс красоты. Класс! А сколько претенденток было?
— Шестьдесят девушек из самых знатных родов были вызваны в белокаменную.
— Вот это приз. Раз, два и ты уже царевишна! Это тебе не банальная корона, с блёстками. Да и та-переходящий приз. Всего-то на год, под расписку выдаётся. Просто, поносить. — Катерина закрыла глаза и повела острыми плечиками. По всей видимости представила себя на подиуме, сооружённом в палатах царских. — Всё. Прости меня, пожалуйста. Увлеклась. Более не отвлекаемся. Будь добр, продолжай. И во всех подробностях.
— Понимаешь племяшка. К большому сожалению я там, в силу объективных причин, не был. Поэтому с подробностями как-то проблематично.
— Но ты же писатель. Сочини. Делов-то.

***
В белокаменную со всех концов государства российского потянулась ряды повозок, с потенциальными царицами. Их сопровождали близкие и дальние родственники. Михаил от щедрот царских каждой претендентке пожаловал расшитые золотом одежды. Велел, чтобы именно в них девушки являлись пред его очи. Мать государя, инокиня Марфа, лично осмотрела каждую и  тайно побеседовала. После этого родственникам претенденток было велено разъехаться по домам. Девушкам же отвели специальные комнаты и дозволили оставить при себе по одной прислужнице.
— Дядь Саш. Прости, что перебиваю. Но получается, что царь ходил среди  толпы претенденток и выбирал себе жену, словно лошадь скаковую? Наверное были этапы, туры? Как сейчас.
— Если я не ошибаюсь, Михаил, как до этого его матушка, беседовал персонально с каждой. Не долго.  Перекидывался парой фраз, для знакомства. Специально созданная «выборочная» комиссия отобрала сначала двадцать четыре кандидатки. А в финал прошли всего двенадцать.Вот  этих  девушек  ещё раз осмотрели придворные медики.
— Понятненько. Царю батюшке требовалась не ткачиха или повариха, а очень здоровая девица. Ей же предстояло самого царевича рожать. Ну, ну. Продолжай. Я больше не буду. -Катерина прижала пальчик к губам. Демонстрируя, что впредь будет нема , аки рыба в аквариуме.

***
— Не томи, сын мой. Выбрал таки? -Инокиня Марфа заламывала руки. Уж сколь раз вызываем бедных девушек. Тебе то легко. Одел летний камзол и расхаживаешь гоголем по хоромам. А они бедняжки в тяжеленных парчовых нарядах, да ещё бус на себя поди целый пуд напялили. Того и гляди в обморок  брякнутся. Того допустить нельзя. Ведь все из самых знатных родов.
— Будь по твоему! Вечером объявлю свою волю. Жена моя, будущая, точно сейчас присутствовала в палатах.
— Имя назови. Матери, почитай уже сейчас знать можно. Не терзай душу, государь.
— Я сказал! Вечером! А сейчас ступайте к себе. Мне подумать надобно. Хорошенько.

***
Племяшка от нетерпения часто хлопала глазами. Она даже хотела поднять руку вверх, подобно примерной ученице. Но данное слово держала! Продолжала  слушать молча.

***
— Избранницы моей нет здесь.
— Государь. Не извольте сомневаться. Все здесь. Двенадцать. Давеча вы сказали матушке Марфе, что намедни днем уже приняли решение. И наша будущая царица-матушка одна из этих.
— Сказал нет её здесь! Значит нет! И не сметь перечить государю! Я ведь могу и палача кликнуть! Была днём ещё одна такая, шустрая, остроглазенькая. Её  выбираю. Вот вам  моё царское слов! Разыщите! И немедленно сюда! Повелеваю, чтобы отныне сидела подле меня.Всегда!
— Кто, это? Кто? Шептали вокруг? По щекам всех претенденток текли слёзы. А минуту спустя стены дворца уже сотрясал несдерживаемый разноголосый девичий рёв.
— Ба! Да это же Евдокия! Прислужница вон той боярышни. Надо же! Во девке счастье-то привалило! Пошлите скорее за ней. Пока царь Михаил окончательно не осерчал! Смотрите, как грозно очами сверкает.

***
— Матушка! Запомните! На сей раз будет по моему! И я от своего слова более не отступлюсь! Люба она мне! Из худого рода. Так и что? Наш же род. Русский. И отныне он будет знатен. Эй писарь где? Ходь сюда. Бери перо. Пиши. Свадьба. Скромная. Не пышная. Неча казну на пиршество изводить! Состоится...

***
Катерина всё-таки не выдержала. Вскочила со стула.
— А детишки у них были? Они любили друг-друга? Очень? Надо же! Русская золушка. Не как в сказке, а по настоящему!-Она подсунула диктофон к моему лицу.

***
— На этот раз избранницу сторожили пуще чем царскую казну. Очень сильно опасались случая «внезапной хвори». Как и положено через год царские палаты огласил крик первенца. Увы это была девочка. Затем родилась еще одна дочь, Пелагея. А вот третьим был будущий царь Алексей Михайлович. Выбор государя оказался верным. Царица произвела на свет аж десять детей. Род Романовых продолжил своё существование целых триста лет. И прервался в одна тысяча девятьсот... . Всё Катюша. На этом остановимся. Ибо конец династии это уже совсем другая история.


с телпом, А.Ралот

Комментарии 1

  • Замечательный экскурс в историю государства Российского !!! Спасибо !!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *